Престиж политической философии сегодня как никогда высок. Она завладела вниманием экономистов и юристов — двух академических сообществ, наиболее тесно связанных с формированием государственной политики. Ничего подобного не было уже давно. Кроме того, с новой и радикальной силой она претендует также на внимание со стороны политических лидеров, бюрократов, судей (особенно судей). Это обусловлено не столько тем, что философы занимаются творческой работой, сколько тем, что их творческая работа особого рода — после долгого перерыва они вновь актуализируют возможность поиска объективных истин, «истинного смысла», «правильных ответов», «философского камня» и т. п. Я намереваюсь солидаризироваться с этой возможностью (но мне не хотелось бы вдаваться в подробности) и поразмышлять над тем, что она может значить для демократической политики. Каково место философа в демократическом обществе? Это старый вопрос; тут есть свои трения: между истиной и мнением, разумом и волей, ценностью и предпочтением, одним и многими. Эти пары антиподов отличаются друг от друга, но ни одна из них не соответствует паре «философия и демократия». Тем не менее между ними есть и нечто общее: они указывают на общую проблему. Философы притязают на то, что их выводы обладают авторитетом определенного рода; народ притязает на то, что его решения обладают авторитетом несколько другого рода. Какая связь между двумя этими притязаниями?

Майкл Уольцер

Эпоха модерна устанавливает свои правила в познании социального мира. Рассматривая общество как структурированную целостность, она предъявляет соответствующие требования к социологическим методологиям. Такое познание, как правило, сковано рациональными границами, где критериями научности выступают достоверность знания, надежность методов, обоснованность теоретических построений, которые основываются на эмпирическом фундаменте социальных фактов. Ограничения в познании активизировали попытку освобождения «загнанного в тиски рациональности человека», которая воплотилась в постмодернистских теориях.  Проблему социального факта и социологических методологий в ситуации постмодерна необходимо рассматривать в контексте логики самого процесса социального познания, которая реализуется в ходе постановки научной проблемы, на уровне теоретических суждений, определения цели и выбора адекватных методов познания социальной реальности. В зависимости от того, как исследователь видит общество, он использует определенные методы в его исследовании. Постмодерн органично связан своим возникновением и содержанием с модерном, поэтому в статье логика модерного и постмодерного познания будет рассматриваться параллельно, в сравнении. Рассмотрение образа общества, теоретических построений, способов получения и анализа социальных фактов с позиции этих двух мировоззренческих систем в целом позволит вывести общую методологическую направленность социального познания в постмодерне.

Ольга Христофорова

Rus :

Всем привет! Так уж вышло, что в майские каникулы осталось время и на личную жизнь, решил расширить свое личное пространство за счет блогов и соц сетей. Надеюсь буду и впредь сюда заглядывать, постить интересности итд итп… 

Ну а в качестве бонуса и первого поста, не самая плохая и не самая лучшая музыка.

Eng :

The first tune from the forthcoming Destroid album, out Spring 2013.